о проекте:
Сайт iPolitics - один из первых в российском интернете проектов, посвященных изучению международных отношений, регионоведения и политологии. На страницах сайта собраны материалы, необходимые как студентам для успешного изучения дисциплин группы международных отношений (истории, международного права и политологических предметов), но и для экспертов, желающих познакомиться с отдельными статьями и экспертными подборами. В рубрике-блоге "Записки Петербургского Международника" автор проекта представляет свою точку зрения по актуальным проблемам современных международных отношений и внутренней политики России.



Грузия в сфере стратегических интересов
Грузия в сфере стратегических интересов .

Введение…………………………………………………………………………………………….2

Глава 1.
Геополитический аспект…………………………………………………………………………5

Глава 2.
Каспийская нефть и альтернативы ее транспортировки…………………………………..15

Глава 3.
Ось нестабильности. Абхазо-грузинский конфликт………………………………………….25

Глава 4.
Альтернатива ГУУАМ……………….………………………………………………………..…34



Заключение………………………………………………………………………………………….38

Библиография.………………………………………………………………………………………41

Введение

30 марта 2001 года во влиятельном американском журнале «Wall Street Journal» была опубликована статья под лаконичным названием «Не дайте России поглотить Грузию» , автор которой призывает европейцев, занятых, по его мнению, разработкой единой внешней политикой, обратить внимание на поддержку, которую США предложили Грузии. Что, в свою очередь, является именно тем из немногих случаев, когда внешнеполитическая программа Белого Дома имеет так много составляющих, отвечающих важнейшим интересам США и Европы. Но вопрос – «Почему именно Грузия?» необходимо поставить, по нашему мнению, в один ряд и с вопросом – «Почему вдруг Вашингтон заговорил о совпадении его интересов с общеевропейскими?», а также с вопросом об интересах, которые преследует Россия, затрачивая свои политические и экономические ресурсы на удержание Тбилиси в сфере интересов? Параллельно заметим, что другой американский журналист газеты “The New-York Times” Ричард Батлер, дал следующее пояснение ситуации, которая сложилась в данном регионе: «Стратегический интерес США, как и других стран в Грузии заключается в обеспечении транзита каспийских энергоресурсов к Черному морю и в Турцию, а призом в новой большой игре в этой части мира является нефть, запасы которой сопоставимы с ресурсами Саудовской Аравии и Ирака».
Таким образом, «новая большая игра» становится почти официально принятым на Западе обозначением «нефтяной политики на Кавказе и в Центральной Азии» (Oil Politics In The Caucasus and Central Asia) . Интересный факт: само выражение «Большая игра» было введено Редьярдом Киплингом для обозначения той борьбы, которая развернулась в XIX веке между Россией и Великобританией за сферы влияния на Кавказе и в Центральной Азии. В первой «большой игре» участвовали лишь Россия и Великобритания. Заветный приз — Индия — был далеко от той территории, где разворачивалась борьба. Тем не менее, он входил в стратегические планы и той и другой стороны. С тех пор борьба в этом регионе возрастала по мере усиления и ослабления основных противников и появления новых претендентов на мировое господство. После окончания второй мировой войны Великобританию сменяет новый активный игрок - США, но из-за сильных позиций СССР в данном регионе, Кавказ и Центральная Азия не стали «новой американской сферой влияния». Причиной же «новой большой игры» является исчезновение с политической карты мира одного из основных действующих лиц – Советского Союза, в результате чего, по словам российского политолога В.Г.Андреева, за «великой шахматной доской» остался только один игрок, двигающий фигуры по своему усмотрению, но это не помешало ему начать вторую партию игры» .
Следует также отметить, что после распада СССР постсоветские элиты надеялись, что западные державы, в частности США как «единственная сверхдержава», выполнят свои прежние обещания и окажут масштабную материальную помощь становлению демократии в бывших советских республиках (новых самостоятельных «фигур»). Однако весьма быстро выяснилось, что в обозримом будущем развитые страны будут ориентироваться в основном на сырьевые богатства бывшего СССР.
Таким образом, центральноазиатский энергетический потенциал постепенно превращается в фактор конкуренции различных держав из-за маршрутов, подключающих энергоресурсы Центральной Азии к мировому рынку. Но не следует упускать из внимания и тот факт, что в первые годы независимости стран Кавказа и Центральной Азии фактор их энергопотенциала еще не играл столь заметной роли, так как дальнейшая судьба данных государств и их взаимоотношения как между собой, так и с Россией еще были неизвестны. Также мало кто в мире представлял себе действительные размеры этих ресурсов. Но начиная со второй половины 90-х годов возобладала тенденция перерастания энергетического фактора в приоритетный фактор политического характера. Одной из первоначальных причин усиления данного фактора стало исчезновение в 1991 году советско-иранского каспийского «кондоминиума», что явилось стимулом для стран начать гонку за доступ к нефтяным и газовым месторождениям в регионе, которые по своему территориальному расположению находились не на территории России или Ирана, а на территории трех новых независимых государств. Освоение этих богатств требовало привлечения инвестиций в размере 50 млрд. долларов. Однако доходы были измеримы триллионами долларов. Вот почему десятки нефтяных компаний, в том числе и крупнейших в мире, заключили с тремя названными странами контракт на развитие и добычу нефти и газа, даже не зная ни реальных запасов природных ископаемых, которыми они располагают, ни того, каковы возможности экспорта. Однако, как показало время, ключом к золотому дну, который был способен изменить мировой геополитический баланс, являлась и является транспортировка. Так, опыт нефтяной компании «Шеврон» показал, что финансовый риск, сопряженный с такого рода капиталовложениями, мог быть приемлемым лишь при условии обеспечения свободного транзита нефти из стран Каспийского региона. Став первым крупным западным инвестором в Тенгизское месторождение в Казахстане «Шеврон» осуществили крупные инвестиции, но им не удалось обеспечить экспортные линии для вывоза нефти (среди прочих причин этой неудачи было сопротивление России, ведь пути, проходящие через ее территорию и построенные еще во время СССР – единственные существующие трассы экспорта каспийской нефти и газа. Москва неохотно предоставляет «чужакам» доступ к рынкам, но российских трубопроводов недостаточно для экспорта собственных ресурсов. Кремль, естественно, хотел бы, чтобы и будущие нефте- и газопроводы также проходили через территории России). В результате чего «Шеврон» понес крупные убытки. Этот факт и повлек за собой разделение постсоветских государств на две группы: экспортеров сырья на мировые, в первую очередь, европейские, рынки и «геополитических трансферов», то есть стран, через территорию которых шли транспортные потоки с сырьем и энергоресурсами. Таким образом, все западные страны и определили свои политические приоритеты к соответственно данной ими оценке новой ситуации в регионе, но сделали это по-разному.
Вашингтон определил свою геополитическую линию в этом крупнейшем нефтяном регионе, сделав акцент на своем противостоянии таким государствам-изгоям, как Иран, Ливия, Ирак. По cловами заместителя министра энергетики США Билла Уайта, произнесенными во время проездки по Центральноазиатскому региону в 1995 году, в будущем мировой спрос на нефть не следует покрывать за счет поставок нефти из недружественных США стран (Иран, Ирак), этот спрос должен удовлетворяться за счет поставок нефти из таких регионов, как Кавказ и Центральная Азия. По мнению же российских специалистов, масштабные поставки нефти из Каспийского региона рассматривались американской стороной как фактор, способный в целом изменить соотношение сил между странами, экспортирующими нефть, и странами ее импортирующими, и, в частности, изменить это соотношение не в пользу стран Ближнего Востока.
Таким образом, Грузия, которая не обладает собственными крупными запасами нефти и газа, как, например Азербайджан и Казахстан, играет далеко не последнюю роль в данном регионе и с недавних пор стала рассматриваться в качестве основного объекта стратегических интересов США, западных стран и, конечно же, России. Также немаловажным фактором, определяющим роль Грузии является внешнеполитическая ориентация грузинской элиты, в частности президента страны, Эдуарда Шеварднадзе, в чьих речах преобладают прозападные мотивы.
По нашему мнению, именно во введении к нашей работе сразу следовало четко обозначить основную роль Грузии в Кавказском регионе («геополитического трансфера»), так как, к сожалению, у нас в стране не уделяется должного внимания изучению, а тем более освещению в средствах массовой информации, всей сути проблематики соперничества России и США за влияние в Грузии. Например, российские СМИ склонны говорить лишь о частных следствиях стратегического интереса стран: будь то, вопрос о направлении в Грузию американского спецназа или о желании Тбилиси вступить в НАТО, что, кстати, журналист «Независимой газеты» полностью списал на прозападную ориентацию Эдуарда Шеварднадзе, который «хочет только насолить тем самым России» . Безусловно, что нельзя полностью все внешнеполитические события, в которых принимает участие Грузия, США и Россия сводить только проблеме транспортировки нефти. Есть еще ряд аспектов, не относящихся к проблеме транзита нефтяных богатств Каспийского региона, которые нами также будут рассмотрены в работе.
Итак, следует пояснить структуру работы и цели, которые мы преследовали:
В первой части работы «Геополитический аспект» мы рассмотрим роль Кавказского региона в геополитических интересах США и России. А также дадим ответ на вопрос, что послужило причиной тому, что «американские солдаты, нефтяные компании и дипломаты быстро осваиваются в этом отдаленном уголке мира, куда западные армии не заглядывали, по меткому замечанию американского политического обозревателя, со времени Александра Македонского», дадим краткую характеристику эволюции американских и российских геополитических взглядов. Также необходимо отметить, что в настоящее время быстрыми темпами идет восстановление «геополитического единства» регионов Ближнего и Среднего Востока, Закавказья и Средней Азии, так как с распадом конфронтационной модели международных отношений исчезли барьеры, разделяющие южные советские республики и страны Ближневосточного региона. Такие страны, как Иран и Турция, стали равноправными игроками на «великой шахматной доске». Наиболее ярко это демонстрирует внешнеполитическая ситуация с каспийскими энергоресурсами. «Сеть трубопроводов, которая потенциально покроет пространство от южных границ России до портов на Средиземном море и в Персидском заливе, от Казахстана до Новороссийска, создаст большую плотность взаимодействия, - по мнению специалистов в сфере международных отношений, - в эту сеть вплетены весьма противоречивые интересы третьих акторов – стран Западной Европы и США».
Во второй части работы «Каспийская нефть и альтернативы ее транспортировки» мы рассмотрим основные возможные направления строительства и функционирования нефтепроводов, интересы держав , а также «узловые моменты» основных противоречий, как на внутриполитическом уровне (МИД и военно-политическая элита), так и на международном.
В третей части работы «Ось нестабильности. Абхазо-грузинский конфликт» будет рассмотрена роль России, США и других западных держав в урегулировании данного конфликта, а также проанализированы интересы, которые преследует каждая из сторон. Так, известный американский политолог Ариэль Коэн довольно четко выразил американские подходы к урегулированию конфликтов на Кавказе. Их определяют, прежде всего, заинтересованность в энергоресурсах каспийского бассейна, желание изолировать Закавказье от влияния России, поддержание интересов основных своих партнеров - Турции и Израиля. В этом контексте будут рассмотрены и стратегические интересы США, направленные на обеспечение гарантий независимости и территориальной целостности Грузии, Азербайджана и Армении .
В четвертой части работы «Альтернатива - ГУУАМ» мы проанализируем причины, побудившие страны данного региона объединиться в группу ГУУАМ, а также отношения, которые уже сложились в рамках: ГУУАМ - НАТО и ГУУАМ - СНГ.
Давая характеристику библиографической части нашей работы, следует отметить, что данная тема - «Грузия в стратегических интересах США и России» - недостаточно освещена в отечественной литературе. Что дает основание определенным силам внутри страны считать, что у России нет четко выработанного внешнеполитического курса в отношении Грузии. Отчасти, продуманной политики в отношении не только Грузии, но и всего СНГ у России действительно нет. На наш взгляд, причина этого заключается в том, что отсутствовала долгое время истинная, де-факто политическая необходимость полного равноправия всех членов СНГ, ведь изначально СНГ считался неким «заменителем» СССР. Увидев, что это не так СНГ был провозглашен «зоной стратегических интересов» России.
Следует из небольшого числа российских монографий выделить прежде всего работу К.С.Гаджиева «Геополитика Кавказа» . Автор впервые в России (отметим, что работа вышла в свет только в 2003 году) предпринял попытку комплексного исследования важных геополитических проблем современности: становление независимых государств Закавказья и стратегии внешней политики России на постсоветском пространстве, а именно, более подробно рассматриваются вопросы статуса Каспийского моря, нефть и газ, проблемы «трубопроводной дипломатии», национальная безопасность России и ее отношения со странами региона и соседними с ними странами (Ираном и Турцией). Анализируются вопросы идеологии и религии, их влияние на политику государств. В работе раскрывается сущность геополитики Кавказа, особенности геополитических концепций каждого государства и общие тенденции геополитических амбиций ряда государств данного региона.
Работа «Поиски альтернатив для Грузии и Абхазии» под редакцией Б.Коппитерса, Д.Дарчиашвили, Н.Акаба является второй книгой, посвященной урегулированию грузино-абхазского конфликта. В ней рассматриваются международный опыт разрешения этнических и региональных конфликтов, дается анализ различных форм, в которых могут конституционно регулироваться самоуправление и разделение правления в политических обществах: федерации и конфедерации.
Работа А.И.Уткина «Единственная сверхдержава» интересна комплексным подходом автора к изучению становления США в качестве ведущей силы в международных отношениях, а также исследованием эволюции внешнеполитического курса американской элиты.
Хочется особенно отметить деятельность Института стран СНГ, возглавляемого К.Ф.Затулиным, где в рамках научной деятельности проводятся исследования внутриполитических процессов, происходящих в рамках данного региона. А именно, исследуется ход интеграционных процессов, роль США в становлении демократической модели демократии в постсоветских государствах, а также деятельность России по поддержанию жизнеспособности СНГ.
Что касается отечественных периодических изданий, то российские СМИ нельзя упрекнуть в недостаточном освещении текущих событий в регионе, но вопрос стоит лишь в объективности оценок.
Интересный факт, но на Западе существует намного больше опубликованных монографий, в которых авторы подробно рассматривают данный регион. Особенно ценна работа американского политолога Ариеля Коэна (Ariel Cohen), ведущий аналитика фонда «Наследие» ("Heritage"), «США, страны Центральной Азии и Кавказа: проблемы и перспективы», в которой автор исследует взаимоотношения США с каждой из стран региона.
Также назовем таких авторов как Зб.Бжезинского, Генри Киссинджера, Хааса, С.Каски, которые внесли свою лепту в изучение Кавказского региона и составления политических прогнозов.
Что касается научных методов, которыми мы пользовались при написании работы, то был отчасти использован принцип историзма при анализе постсоветского наследия, сопоставление статистических данных и анализ современных текущих событий.
Также необходимо во введении определить, что автор будет понимать под определением «стратегические». Если обратиться к Словарю иностранных слов, то мы найдем лишь определение «военной стратегии», которое гласит: «Ставя перед собой задачу выиграть войну в целом, военная стратегия определяет направление основного удара с таким расчетом, чтобы предрешить характер операции на весь период войны». Если же придерживаться реалистической парадигмы международных отношений (тезиса Гоббса, о том, что акторы международных отношений находятся в состоянии «войны всех против всех»), то данное определение весьма полно характеризует ситуацию. Таким образом, мы будем исходить из анализа основных целей США в регионе, и роли Грузии, которая будет служить условием их достижения.
Итак, начнем с геополитических факторов.


 



Материал опубликован:

Внимание! К этой статье приложен файл 
Вы можете загрузить файл, нажав на эту ссылку.

Отправьте нам Ваше мнение или задайте вопрос!

Ваше Имя

Максимальный размер отправляемого сообщения: 700 символов, HTML, javascript запрещены.



Укажите результат вычисления с картинки:




Грузия в сфере стратегических интересов

Читайте похожие материалы в разделах:
Теги:
Регион: »» Материалы для дипломов »» Готовые дипломы

Материал опубликован:


ПОДРОБНОСТИ
ПО ТЕМЕ
Грузия в сфере стратегических интересов

    НАМ ПИШУТ:

    Международные отношения:
    © 2003-2017, iPolitics.ru. Некоммерческий научно-образовательный проект-библиотека «iPolitics.Ru».
    © 2009-2017, Дмитрий Леви и соавторы авторского экспертного блога петербургского политолога Д.Леви «Записки Петербургского Международника».
    Копирование материалов допускается с письменного согласия редакции сайта или при условии обязательной установки активной видимой гипер-ссылки на сайт iPolitics.ru.

    Все представленные материалы опубликованы исключительно для учебно-просветительских целей и являются заблуждениями своих авторов. Материалы размещаются с согласия правообладателей (авторов) или собраны из открытых источников. С вопросами, сомнениями, претензиями и предложениями о размещении материалов - пишите в редакцию сайта.